Girl in HONEY: Азиза Валиходжаева

Девушка месяца по версии HONEY, Азиза Валиходжаева, рассказывает о стиле, моделинге, и своем отношении к феминизму.

— Как вы пришли в модельный бизнес?

— Все начиналось глупо, с детских конкурсов и прочей ерунды, куда родители приводят свое чадо чтобы как-то его развлечь и развлечься самим, а в итоге уводят детей с разрушенной самооценкой) Но моделинг- это конечно же совсем другое. И пришла я в него, по модельным меркам, довольно поздно- в 19. На самом деле этот бизнес сначала меня не принимал, что делало меня еще более настойчивой. То рост не тот, то национальностью не вышла. Это сейчас мы видим моделинг, воспевающий разнообразие, еще пару лет назад критерии были иными. Но они, конечно же, будут меняться со временем, хоть и только ради привлечения клиентов и сбыта товара.

— Что для вас эта индустрия? Хобби или работа? 

— Я загорелась идеей уехать впервые, когда мне было 18, и как ко всему в жизни, я подошла к вопросу с нескольким фанатизмом. Очень часто скауты и агенты писали мне сами, но, когда я отсылала им свои полароиды, я всегда слышала «толстая». Многие даже говорили мне в довольно грубой форме, чтобы я не совалась или «шла бы занялась чем-то другим». Это, конечно, подогревало мой интерес. Так что я стала очень много тренироваться. На протяжении долгого времени это было для меня самоцелью — доказать всем и самой себе, что я смогу. Так что тогда это сложно было назвать хобби. Но и классической работой это не назовешь — в ней нет постоянного заработка, больничных. Зато есть пенсия, лет в 25 и не оплачиваемая.

— Расскажите, считаете ли вы себя успешной в этой сфере?

-Я считаю успехом, что я все-таки смогла попасть в эту кухню. Что работала с замечательными людьми, агентами, фотографами, целыми командами. В моей жизни были крутые проекты, необычные сьемки, экстремально нервные показы, руммейтки, которые остаются моими друзьями по сей день. В моделинге успех можно определить по-разному. Можно быть популярной и открывать именитые показы каждый сезон. Можно сделать Prada и о тебе все забудут. Можно вообще не доехать до Европы, но делать огромные деньги на азиатском рынке. Сейчас моделинг, на мой взгляд- большой конвейер. Очень много девушек и парней, чем их больше, тем ниже прайсы. Классический успех моделей эпохи 90-х для сегодняшней девочки зависит от множества факторов, сложив воедино которые, можно ничего не добиться.

— Есть ли у вас какой-то секрет, который помогает вам сохранить свое «я»?

— Наверное, единственный секрет для меня- умение находиться в одиночестве. Особенно это начинаешь замечать, живя в модельных апартаментах. У тебя нет личного пространства, и недели через три ты начинаешь будто бы забывать кто ты есть, что любишь и по кому скучаешь. Для меня важно, где бы я ни была и как бы хорошо там не было, иметь возможность остаться одной. Совершить прогулку, поставить свою музыку, услышать свои мысли и тревоги. На самом деле путешествия и частая смена картинки перед глазами открывает совершенно новые уголки твоего «я» и в некоторых ситуациях и компаниях видишь и ощущаешь себя совершенно по-новому.Очень важно научится отстаивать свои границы. В мелочах, таких как свобода слушать, читать и носить то, что ты хочешь, и в глобальных- верить ли тебе в Бога, любить ли этого мужчину или женщину, во всем.

-Что повлияло на формирование вашего вкуса и стиля?

-Мои мама и тетя. Они дарили мне красивую одежду и украшения, в то время как я любила одеваться неказисто, из разряда фиолетовые колготки и фиолетовая сумка. У них этот вкус, можно сказать, врожденный, я смотрела на их фотографии, где все сочеталось- пальто, сумочка и джинсы, прическа и серьги. Когда я стала старше, у меня случился кризис мнений, который длился года два- я носила только классические сочетания, в которых мне было до ужаса скучно, но я слишком боялась выделиться или показаться смешной, сделать ошибку. Был период с неудобной шпилькой в любую погоду, с джинсами на низкой посадке, с ужасным пуш-апом. С попытками быть женственной, попытками быть своим парнем в джинсах и кроссовках. Потом я поняла, что все-таки нейтралитет в одежде и аксессуарах- не мое. Здесь на меня очень влияла моя любимая музыка- джаз. Так я ставлю с утра, например, Carmen McRae- travelling light, и вот мне уже хочется надеть цветастую рубашку, большие серьги, кюлоты и подпевать.

— Считаете ли свой стиль сформировавшимся или может, есть над чем поработать? 

-Совсем недавно, пару сезонов назад я скупала вещи, будучи уверенной что это пик моей осознанности в подборе гардероба. Теперь я складировала эти вещи в дальней комнате, и вряд ли они оттуда когда ни будь выберутся, разве что в секонд-хэнд. Вполне возможно, что на образы, которые сейчас мне кажутся абсолютно гармоничными с моим внутренним состоянием, через пару сезонов я посмотрю с иронией. Я не вижу ничего плохого в изменении и совершенствовании своего стиля. Но что точно плохо, по-моему, так это самозабвенно следовать коммерческой моде, скупая все, что сулит нам быть первой женщиной на селе. Существуют разные крайности, например, переплата за синтетические подделки брендов, любовь к сочетанию несочетаемого, или абсолютное отрицание существования такого понятия как «стиль» и его обесценивание. Выглядит это всегда печально. Либо человек копит на паленную сумку Birkin к таким же паленным кроссовкам Gucci, либо ходит четвертый год в одном и том же спортивном костюме, злобно посмеиваясь над людьми, тщательно подбирающими сегодняшний образ, ведь «ценить меня должны за то, кто я есть, а не за то, в чем я». Стиль — это то, во что стоит вкладывать и над чем стоит работать, но с умом и оставаясь в гармонии с собой.

— Какую роль в вашей жизни играет феминизм? Отражается ли на работе/хобби ваше мировоззрение и идеология, которой вы придерживаетесь? 

-Само существование феминизма уже говорит о том, что мужчины и женщины никогда не были равны. Феминизм в моей голове всегда жил по умолчанию, с детства, только тогда это называли дурью в моей голове, а уже позже я узнала, что это называется феминизм. Я не могу с уверенностью утверждать, появился ли он в моей жизни в связи с обстоятельствами, в которых я росла, или я родилась с изначальным непониманием, почему женщина ограничена там, где у мужчины развязаны руки. Тем более, что на моей родине ты ощущаешь это в очень раннем возрасте, и с возрастом все становится только хуже. Для меня наши традиции за редким исключением- это свод мизогинических и сексистких правил, направленных на подчинение, угнетение и сломление любых проявлений самостоятельности, свободы выбора и Боже упаси, сексуальности. Наверное, поэтому в моделинге в этом плане я чувствовала себя более или менее комфортно, хотя кто бы мог подумать- ты зарабатываешь своей внешностью, иногда спекулируя своей сексуальностью, например, на съемке белья. Но когда я прихожу на кастинг, где сидят сто парней и сто девушек, мы в данных условиях равны. У нас нет стеклянного потолка, кто был достаточно хорош для этой работы- тот ее и взял.

— Какого, по вашему, быть феминисткой в современном обществе? 

-Быть феминисткой в современном обществе, это как начать говорить женщинам, которые собрались ловить букет невесты, чтобы они перестали унижаться. Иногда бесполезно, иногда смешно, больно, но чаще всего- грустно. Грустно осознавать, что в 90% случаев, в проявлении неуважения к женщине виноваты сами женщины. И что очень часто мизогиния поддерживается именно женским населением планеты. Самые глупые вопросы из разряда «когда замуж» задаются именно женщинами. Матери растят «будущих жен и матерей» которые будут обглаживать мужей и работать на трех работах, читая ведические книжки и будут уверенны, что мужчина их не ценит поточу, что у них недостаточно гладкие ноги. Эти же женщины будут растить сыновей, не способных видеть в женщинах людей с последовательной и заслуживающей внимания логикой, людей с чувствами, именно поэтому для них нормальным будет сказать «измена для мужчины и для женщины- не одно и то же». Потому что и тем, и другим будет одинаково больно, и при этом неважно, какие гениталии в этом участвовали.

— Как думаете, почему многие сегодня очень агрессивно реагируют на слово феминизм? 

— Из-за недостатка образования, конечно. Из-за смешений понятий, из-за того, что слишком часто мужененавистницы и просто обиженные и оскорбленные люди называли себя феминистками. Феминизм — это не притеснение мужчин, и даже не желание быть «на равных» в его классическом понимании- мы никогда не будем равны, хотя бы просто потому, что мужчины не могут рожать, и этого не исправить, как бы мне не хотелось) Еще очень часто мужчины реагируют негативно, потому что это нечто, что не вписывается в их систему ожиданий. Мужчины привыкли к тому, что все максимально эстетично, без неприятных вытекающих последствий, и, желательно, доступно при определенном алгоритме действий. То есть им удобнее жить в мире, где вон та красивая, молодая и всегда улыбающаяся девушка будет его, если он сделает определенные вещи и скажет определенные слова, и при этом ему не нужны ее болезни, ее бледное лицо, слезы, и уж тем более, ее мнение. Это если говорить о классическом портрете мужчины, я не говорю о невротиках или о действительно влюбленных мужчинах. Женщины относятся негативно, потому что это противоречит их мировоззрению, которое заложено в них с детства, и конечно, потому что это рушит их зону комфорта. Комфортно там, где можно сказаться глупенькой и понравится большинству, там, где молча можно получать больше благ. Там, где на тебя никто никогда не посмотрит косо и не осудит, если ты, например, красишь красную помаду или (о боже!) открыто заявляешь, что любишь секс.

— Боретесь ли вы с неравноправием в своем окружении? Если да, то какими способами? 

-Можно с уверенностью сказать, что борюсь. В умах людей, своей семьи, своих друзей, знакомых. Очень часто замечаю, что люди многие годы живут с установками, которые притесняют их самих, и не спешат с ними расставаться. Я и сама жила с догмами и стереотипами, которые загоняли меня в тупик, а иногда и в глубокую депрессию. Когда в голове возникает когнитивный диссонанс твоих ощущений и желаний, и мнения, которое казалось твоим, а потом понимаешь, что ты просто всю жизнь слышала его из каждого куста, и было оно не твоим, а твоей семьи или социума, в котором живешь. Очень сложно именно бороться, то есть идти против мнений и пытаться менять людей с их привычным укладом. Большинство реагирует агрессивно. На это уходит очень много энергии. Но куда ужаснее, когда не борешься, а живешь своей жизнью, так как хочешь и так, как тебе кажется честным по отношению к самой себе, а социум оказывается достаточно наглым, чтобы осудить и очернить то, что есть твое проявление, то есть убить в тебе самое главное.

— Что посоветуете нашим читательницам?

— Дело ведь не в том, быть феминисткой или нет. Дело не в том, как ты одеваешься и в каких традициях живешь. Часто в связи с утечкой мнений и их деформацией мы, как социальные животные пытаемся ассоциировать себя с каким-то из течений, или пытаемся угодить своим близким и обществу, в котором живем, и забываем, что действительно приносит нам удовольствие. Я не говорю, что можно жить в мире, где будет легко делать (носить, говорить) то, что хочешь. Я говорю, что нам стоит попытаться. Если тебе хочется послать к черту идеологию феминизма, быть хорошей женой и матерью, и в этом ты видишь свое счастье- это не значит, что ты глупая или слабая. Если тебе хочется носить шпильку и мини, это не значит, что ты стала «сексуально-объективированной». Если ты любишь флиртовать, получать мужское внимание- это не значит, что ты-дрянь. Часто наши старые установки перестают работать в меняющихся условиях. Ведь влюбленная мужененавистница- уже не мужененавистница. Мой совет- не пытаться перекроить себя под жесткие рамки и идеологии, не осуждать себя за свои самые искренние проявления, держаться подальше от людей, которые навязывают вам свои мнения, и не позволять собой манипулировать.


Инстаграм Азизы: https://www.instagram.com/aziza_valli/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *